«Чтобы дети учились, им должно быть не страшно, а наша система построена на фиксации ошибок»


Любой ребёнок — «машина» для
поглощения знаний и навыков. Он создан для того, чтобы учиться. Его
мозг бурно развивается, создаются все новые и новые нейронные связи. Любой
ребёнок, которого вы оставите в покое, если он будет в этот
момент здоров, не голоден и не испуган, будет заниматься
саморазвитием. Это необязательно будут уроки: для ребёнка это довольно скучное
занятие, он не понимает его ценности. Вставь буквы, напиши 25 раз
одно и то же, прочитай скучный учебник и перескажи его непонятно
кому и зачем. Если мы отвлечёмся от идеи учить детей только
с помощью уроков, мы увидим, что любой ребёнок постоянно
развивается.

Он смотрит на облака и думает, на что
они похожи, — это развитие. Он строит что-то, сочиняет, пишет стихи,
ведет свой инстаграм каким-то интересным для него образом — это
развитие.

Развитие происходит только в состоянии покоя. Когда
организм чувствует стресс, он включает режим экономии: мы стараемся
делать всё как будто на автопилоте. Только когда мы не боимся,
что нас обидят, обзовут, накажут, только в этой ситуации появляется
любопытство.

Для того чтобы детям было интересно, чтобы они учились,
им должно быть не страшно. Наша образовательная система построена
на фиксации ошибок.

Родители и учителя этого, к сожалению,
не осознают. В школе ребёнка ловят на том, что
он перепутал, не успел, сделал не так — это создает
постоянный стресс. И дома ещё мама с папой ругают за те же
ошибки. Есть дети, которые легко с этим справляются, для других это
слишком жестокие условия. Мы получаем ребёнка, который мечтал
о школе, а к концу второй четверти он спрашивает: «Неужели
это на десять лет?! Какой ужас». Нужно показать, что вы любите его
за то, что он ваш ребёнок, а не за то, что
он что-то сделал.

Очень важна и окружающая среда. Детям должно быть,
во что играть, на что смотреть, чему удивляться и где получать
впечатления. Для этого не нужно ходить по всем известным картинным
галереям. Достаточно обычного мира, который нас окружает. И важно, чтобы
дети могли пользоваться этой средой в свободном режиме. Сейчас вся жизнь
ребёнка связана цепью специальных занятий, которые идут по определённому
плану.


Если в группе детского сада сидит
20 детей и все они по одному образцу рисуют петушка — это
не развитие. Это потерянное время. Гораздо полезнее для ребёнка просидеть,
например, этот же час на корточках, наблюдая за червяками
в луже.

В традиционной системе обучения мы даём детям
ответы на незаданные вопросы. Дети, садитесь, открываем параграф № 14,
тема такая-то. Им эта тема не нужна, они ничего об этом
не спрашивали. И всё, что у них рождает такой подход, —
глубокое и стойкое отвращение к предмету. Совершенно по-другому
проходит естественное познание. Ребёнок видит, что он что-то сделал
и вот этот шарик не падает. «А почему?» — думает он.
Если в этот момент объяснить причину простыми словами — будет гораздо
полезнее, чем заставить ребёнка выучить законы физики.

Очень важен пример родителей. Часто они не понимают,
что делать, если ребёнок не читает книжки. Я спрашиваю: «Вы-то сами,
когда последний раз читали книжку?». Если родители только и делают, что
смотрят телевизор, то какие могут быть претензии к детям? Дети
копируют поведение взрослых. Если родители чему-то учатся, если им что-то
постоянно интересно, если за ужином разговаривают о том, что
происходит в мире и в науке, то ребёнок заражается этим.
Если мы сами хотим быть в вечном анабиозе, то сложно ожидать,
что дети от нас что-то получат. Это не значит, что дети вырастут
совершенно не любопытными, у них задел любопытства сильный,
но нашей заслуги в этом не будет никакой.

Мой любимый пример — тест на познавательную
активность. Это не про силу интеллекта и не про умность,
а про интерес. Для
одного эксперимента приглашали маму с ребёнком
в комнату, где было очень много разных развивающих игр, все стены были
заставлены. И когда мама с ребёнком приходила, экспериментатор
говорил: «Извините, мне срочно надо отойти, я вернусь через десять минут.
Чувствуйте себя как дома». Он уходил и смотрел за тем, что
происходит в комнате. В конце концов, все испытуемые разделились
на четыре группы.

  • Мама грозно шикала на ребёнка, чтобы «сидел смирно,
    ничего не трогал», и они вдвоем неподвижно ждали возвращения
    специалиста.
  • Мама доставала из сумки журнальчик и погружалась
    в чтение, а ребёнок, постепенно смелея, начинал все брать,
    рассматривать и крутить.
  • Мама говорила ребёнку: «Смотри, какие хорошие игры!».
    И начинала показывать и объяснять, как в них играть.
  • Мама с азартом хватала то одну игру,
    то другую и пыталась вникнуть, что это и зачем.
  • После этого специальными методиками мерили познавательную
    активность у детей. Самая высокая оказалась в четвертой группе,
    а самая низкая — в третьей. Там родитель брал на себя
    инициативу и начинал руководить процессом, вносил много управления
    и тревоги. Познавательная активность для ребёнка была отравлена, потому
    что мама постоянно переживала, достаточно ли креативно он подходит
    к игре. А там, где мама показывала пример, ребёнок присоединялся
    и начинал с азартом играть.

    Чем помочь ребёнку:

  • Сочувственно относиться к стрессу. Дети учат больше
    предметов в школе, чем кто-либо из учителей. Учительница литературы
    не напишет контрольную по химии и сочинение,
    а старшеклассник напишет.
  • Не уделять много внимания оценкам. В нашей
    системе оценки ничего не значат. Четвёрка может означать, что ребёнок
    знает всё или же не знает ничего.
  • Обращать внимание на достижения. У нас родителей
    вызывают в школу, чтобы поругать детей. А вы спросите, что
    хорошего сделал мой ребёнок? Поговорите про то, что у него
    получается.
  • Слушать. Родители часто хотят поговорить с детьми,
    но не хотят послушать. Взрослым отчего-то неинтересно, как ребёнок
    понял фильм или книгу: они объясняют, как надо было
    понять.
  • Источник: http://psypress.ru/articles/

    Комментировать